Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

(no subject)

воркунов

От Николаева ушли родители,
видать поссорились, потом полаялись,
мамаша в розовом, папаша в кителе, —
ушли родители от Николаева.

У Николаева ж вся жизнь в родителях,
он их любил, небось, по-настоящему,
мамашу в розовом, папашу в кителе.
— Ну, предки, — ласково так скажет, — пращуры.

Чего б не жить им с ним — не жмот, не пьяница,
да только, видимо, у них, родителей,
одно желание — пойти полаяться,
когда, особенно, папаша в кителе.

Мамаша ж в розовом такая вредная,
на Николаева кричала, босая,
совсем затюкали, заели бедного,
а после, видишь ли, ушли, да бросили.

Я безучастным тут не буду зрителем,
картина ясная и вывод правильный:
от Николаева ушли родители,
пойдёмте водку пить у Николаева.

(no subject)


БУКОВСКИ. ПУТЬ В РАЙ ЗАКРЫТ

Read more...Collapse )
 

Я сидел в баре на Вестерн Авеню. Было около полуночи, и я, как обычно, пребывал в растерянности. Видите ли, ничего не выходит: женщины, работа, отсутствие работы, погода, псы... В конце концов ты сидишь, как пришибленный, и ждешь - будто поджидаешь смерть на автобусной остановке.
Ну вот, сидел я так, и тут вошла она, с длинными темными волосами, чудесной фигурой и печальными карими глазами. Я не повернулся к ней. Я даже не придал значения тому, что она села на стул рядом со мной, хотя вокруг было полно свободных стульев. Кроме нас и бармена в баре никого не было. Она заказала сухого вина. Потом спросила, что я пью.
- Скотч с водой.
- Принесите ему скотч с водой.
Это было неожиданно.
Она открыла сумочку, достала маленькую проволочную клетку, вытащила из нее нескольких лилипутов и посадила на стойку. Все они были по три инча ростом, живенькие и опрятно одетые. Их было четверо - двое мужчин и двое женщин.
- Теперь делают таких, - сказала она. - Они очень дорогие. Я покупала их по 2 тысячи штука. Теперь за них берут 2 400. Я не знаю, как их конструируют, но по-моему это противозаконно.
Лилипуты ходили по стойке бара. Вдруг один парнишка хлопнул женщину по лицу.
- Ты, сучка, - сказал он. - Надоела ты мне!
- Нет, Джордж, - закричала она. - Я люблю тебя! Я повешусь! Я хочу быть с тобой!
- Мне плевать, - сказал парнишка-лилипут, достал маленькую сигаретку и закурил. - Как хочу, так и живу.
- Если ты ее не хочешь,- сказал другой лилипутик, - я возьму ее. Я люблю ее.
- Но я не хочу тебя, Марти. Я Джорджа люблю.
- Но он подонок, Анна, он просто подонок.
- Я знаю, но все равно люблю его.
Маленький подонок подошел тем временем к другой лилипутке и поцеловал ее.
- Тут треугольник, - сказала женщина, купившая мне виски. - Марти, Джордж, Анна и Рути. Джордж в фаворе. Марти поддерживает конструкцию.
- А не грустно смотреть на все это? А, как вас там?
- Дон. Ужасное имя. Вот как мамаши с детками иногда поступают.
- А я Хэнк. Но не грустно ли это...
- Нет, смотреть на них не грустно. Мне не очень везло в любви, просто ужасно не везло...
- Нам всем ужасно не везет.
- Наверное. В общем, я купила лилипутов и теперь наблюдаю за ними, получаю все что нужно, и без всяких проблем. Я ведь страшно возбуждаюсь, глядя, как они занимаются любовью. Вот тогда и правда тяжело становится.
- Они сексуальны?
- Очень сексуальны. Очень! Господи, как же я возбуждаюсь!
- Может, вы заставите их заняться этим? Ну прямо сейчас. А мы с вами посмотрим.
- Нет, их не заставишь. Они занимаются этим только когда на них никто не смотрит.
- И как часто?
- О, очень часто. Четыре-пять раз в неделю.
Лилипуты гуляли по стойке.
- Послушай меня,- сказал Марти.- Дай мне шанс. Только дай мне шанс, Анна.
- Нет, сказала Анна. - Я принадлежу Джорджу. - Иначе и быть не может.
Джордж целовал Рути, щупал ее груди. Рути возбудилась.
- Рути возбудилась, - сказал я Дон.
- Да, правда. Еще как.
Я тоже возбудился. Я схватил Дон и поцеловал ее.
- Слушайте, - сказала она. - Я не хочу, чтобы они занимались любовью на публике. Я отвезу их домой, и пусть там занимаются.
- Но тогда я не смогу посмотреть.
- Так вы тоже со мной поедете.
- Ладно, - сказал я.- Поехали.
Я допил и мы вышли. Она несла лилипутов в маленькой проволочной клетке. Мы сели в ее машину и положили лилипутов между нами, спереди. Я просмотрел на Дон. Она была молода и красива. Внутри у нее, думаю, тоже все было как надо. Как это у нее могло не получаться с мужчинами? Они, я думаю, много потеряли. Четырех лилипутиков она купила за 8 тысяч. Вот сколько нужно, чтобы не иметь отношений и иметь все что надо.
Она жила недалеко от холма, прелестное местечко. Мы вышли и направились к парадному. Пока Дон отпирала дверь, я держал в руках клетку с лилипутами.
- На той неделе я слышала Рэнди Ньюмена в "Трубадуре". Он великолепен, правда?
- Да, великолепен.
Мы прошли в переднюю, Дон вытащила лилипутов и положила на столик. Потом пошла в кухню, открыла холодильник и достала бутылку вина. Принесла два стакана.
- Простите,- сказала она,- но вы, кажется, слегка не в себе. Чем вы занимаетесь?
- Я писатель.
- Вы и про это напишете?
- Никто не поверит, но я напишу.
- Посмотрите, - сказала Дон. - Джордж стащил с Рути трусы. Он засунул в нее палец. Лед положить?
- Да, действительно. Нет, льда не нужно. Просто вино.
- Не знаю, - сказала Дон. - Меня они дико возбуждают. Может быть, потому что они такие маленькие? Я сгораю просто.
- Я понимаю вас.
- Смотрите, вот Джордж залезает на нее.
- Да, и правда.
- Смотрите, смотрите!
- О Боже!
Я схватил Дон. Мы стояли и целовались. Она смотрела то на меня, то на них, то снова на меня.
Лилипуты Марти и Анна тоже смотрели.
- Смотри, - сказал Марти, - чем они занимаются. Мы бы тоже так могли. Даже великаны собираются этим заняться. Посмотри на них!
- Вы слышали? - спросил я Дон. Они говорят, что мы тоже хотим этим заняться. Это правда?
- Надеюсь, да.
Я повалил Дон на диван, задрал платье до бедер и поцеловал ее в шею.
- Я люблю тебя, - сказал я.
- Правда, любишь?
- Да, почему-то... люблю...
- Ладно, - сказала лилипутка Анна лилипуту Марти. - Мы тоже так можем, хоть я и не люблю тебя.
Они сцепились прямо на столике. Я стянул с Дон трусы. Дон застонала. Лилипутка Рути тоже. Марти вошел в Анну. Это творилось повсюду. Я понял вдруг, что весь мир так и делает. Потом я забыл про весь мир. Мы кое-как добрались до спальни. Потом я медленно проник в Дон и долго-долго не выходил из нее...
Когда она вышла из ванной, я читал прескучный рассказ в “Плэйбое”.
- Так хорошо было, - сказала она.
- Я рад, - ответил я.
Она снова легла ко мне в постель.Я отложил журнал.
- Ты думаешь, мы могли бы этим заниматься?
- В каком смысле?
- В том смысле, что, по-твоему, мы могли бы заниматься этим сколько угодно?
- Не знаю. Все может быть. Начинать всегда легко.
Вдруг в передней раздался вопль. - Ой-ой-ой,- сказала Дон, вскочила и выбежала из комнаты. Я за ней.Вбежав в переднюю, я увидел Дон с Джорджем в руках.
- О, господи!
- Что случилось?
- Это сделала Анна!
- Что сделала?
- Она откусила ему яйца! Джордж кастрат!
- Ух ты!
- Дай туалетной бумаги, быстро! Он умрет от потери крови!
- Сукин сын, - сказала лилипутка Анна со столика.- Если Джордж не мой, то пусть не достанется никому!
- Теперь вы обе мои!- сказал Марти.
- Нет, ты должен выбрать одну, - сказала Анна.
- Кого ты выбираешь?
- Я вас обеих люблю.
- Кровь больше не течет, - сказала Дон. Он холодный. Она завернула его в платок и положила на камин.
- Если ты считаешь, что мы не сможем этим заниматься, то не стоит и продолжать, вот что я имела в виду.
- По-моему, я люблю тебя, Дон.
- Смотри, -сказала она. - Марти обнимает Рути.
- Они что, собираются заняться любовью?
- Не знаю. По-моему, они возбуждены.
Дон подобрала Анну и посадила в клетку.
- Выпустите меня! Я убью их! Выпустите меня!
В носовом платке на камине застонал Джордж. Марти стянул с Рути трусы. Я привлек к себе Дон. Она была молода, красива, и внутри у нее было все в порядке. Я снова мог любить. Это было возможно. Мы поцеловались. Я тонул в ее глазах. Потом я вскочил и побежал. Я понял, где нахожусь.Таракан совокуплялся с орлом. Время оказалось дурачком с банджо. Я бежал и бежал. Мне на лицо упали ее длинные волосы.
- Всех убью! - голосила, задыхаясь, лилипутка Анна в проволочной клетке в три часа утра.

(no subject)


родионов

Если бы жена мне говорила:
"Мой дорогой, мой милый,
Появилась надежда опохмелиться"
Я закончил бы путь свой самоубийцей.
Если б ты меня пить заставляла
Любимая, я б не ушел к другой.
Я бы просто прожил на свете мало,
Тобою подсаженный на алкоголь.
Если б ты была вечно пьяной,
Похмелялась бы утром,
Знала бы. где водка всего дешевле,
Если б ты была такой обезьяной...
И мы мутили бы пьяную еблю,
Все время ходили бы никакие,
Собирали бутылки, цветные металлы,
По утрам мы были бы уже бухие
А к вечеру мы лица б об асфальт разбивали,
Ходили бы в грязных, рваных прикидах.
В отвратительной обуви, в вонючих трусах,
Обоссанные, заблеванные, без мобилы,
Без часов, без колец...У меня были бы волосы в ноздрях.
Питались бы отбросами возле рынка,
Угощали бы друг-друга трогательными ништяками
Устраивали вместе с себе подобными вечеринки.
Сидя на бревне в обоссанном углу,
Между двумя заброшенными гаражами,
Берегли бы друг для друга какие то огрызки
Пиздили бы более слабых конкурентов:
Тех, кто пал еще более низко,
Двух спившихся бывших интеллигентов.
Интересно-все равно мы будем любить друг-друга?
Правда, интересно? Как ты считаешь?
Жизнь не такая уж простая штука,
Когда размышлять о ней начинаешь.
И я бы точно сделал что-то с собою,
Чтобы не видеть, как ты опустилась.
Чтобы запомнить тебя кравсивою и молодою
И чтобы у тебя в памяти нечто подобное отложилось

(no subject)


буковски

Женщины: мне нравятся цвета их одежды; то, как они ходят; жестокость в некоторых лицах; время от времени чистая красота в каком-нибудь другом лице, абсолютно и завораживающе женском. Они могут с нами это делать: они гораздо лучше составляют планы и лучше организованы. Пока мужчины смотрят профессиональный футбол, или пьют пиво, или шастают по кегельбанам, они, женщины эти, думают о нас, сосредотачиваются, изучают, решают - принять нас, выкинуть, обменять, убить или просто-напросто бросить. В конечном итоге, едва ли это имеет значение; что бы они ни сделали, мы кончаем одиночеством и безумием.
 

(no subject)

БУДИЛОВКА

КОКТЕЙЛЬ "МЫШКА"

В 200граммовый стакан - чайную ложку растворимого кофе, 50 г. водки, 100-150 г. кока-колы (или пепси). Быть готовым к быстрому образованию густой пены, так что колу лить медленно и осторожно.


рецепт от http://peremukhin.livejournal.com/

помню
в кащенко пил такое
только без водки. 
называлось "кофе по-таксистски"